Электронный вестник

С корифеями – по душам

Рафаэль ОГАНОВ: Я счастлив на работе

Испокон веков в нашей стране профессия врача не ограничивалась рамками профессионального образования – доктор всегда был интеллектуалом и интеллигентом. К нему прислушивались. С ним считались. Его советам следовали. По всей видимости, это объяснялось тем фактом, что в медицину, в подавляющем большинстве, шли люди добрые, отзывчивые, способные к состраданию и сопереживанию, а также широко образованные и эрудированные. Ведь врач лечит не только медикаментами, но и словом. Медицина – такая профессия, где в основе профессионализма, как правило, лежат человеческие качества. Именно они в значительной степени облегчают освоение этой, пожалуй, наиболее сложной во всех отношениях специальности.

К большому сожалению, мы редко интересуемся и, как следствие, мало что знаем о наших лучших учёных-клиницистах как о людях, ограничиваясь лишь их свершениями на профессиональном поприще, в связи с чем у нас состоялся разговор «без галстука» ведущим экспертом нашей страны в области профилактической медицины и кардиологии, главный научным сотрудником – начальником отдела профилактики коморбидных состояний НМИЦ профилактической медицины, академиком РАН Рафаэлем ОГАНОВЫМ.

- Рафаэль Гегамович, с юных лет вы увлекались спортом и даже окончили Институт физкультуры. Каким образом судьба занесла вас в медицину?

- Я бы сказал, по стечению обстоятельств. По окончании первого вуза я работал преподавателем физической культуры в Ташкенте по распределению. Однако перспектива преподавания этой дисциплины в течение всей жизни мало меня прельщала. Хотелось, знаете ли, заниматься умственным трудом (смеётся), несмотря на престижное звание мастера спорта по вольной борьбе. Наряду с этим в студенческие годы я подрабатывал тренером по борьбе в МГТУ им. Н.Э.Баумана – это давало неплохой доход. Видите ли, я рано потерял отца – в 15 лет. Приходилось самостоятельно себя обеспечивать.
Но судьба, как известно, и за печкой найдёт: в это время Всесоюзный комитет по физической культуре и спорту стал набирать выпускников-физкультурников для поступления в медицинские институты с целью подготовки спортивных врачей. Именно таким образом я оказался студентом 2-го Меда, кафедра физподготовки которого привлекала спортсменов в студенческие ряды не только с целью освоения искусством спортивной медицины в будущем, но и для выступления за вуз на различных соревнованиях.

6 лет спустя – по окончании вуза – о нас как о будущих спортивных врачах забыли, и я, будучи отличником, поступил в клиническую ординатуру по терапии. Не могу сказать, что внутренняя медицина всецело поглощала меня, однако с 4-го курса я занимался в студенческом научном кружке на кафедре факультетской терапии, которой в то время руководил блестящий клиницист, организатор и педагог, один из основоположников отечественной ревматологии – академик Анатолий Иннокентьевич Нестеров.

- Тем не менее для обучения в ординатуре и аспирантуре вы выбрали кафедру госпитальной терапии, которой заведовал другой выдающийся учёный-клиницист – академик Павел Лукомский. Какую роль он сыграл в вашем становлении как специалиста?

- На работе Павел Евгеньевич был требовательным и даже жёстким. Когда он шёл на обход в то или иное отделение, все без исключения нервничали: не дай бог, если что-то не так в истории болезни или списке назначений. В таких случаях «втык» был обеспечен всем – от профессоров до ординаторов. Тем не менее молодых врачей он любил. Много возился с ними – учил не только клиническим аспектам, но и научным: помогал в написании статей, редактировал главы диссертаций. Именно под его влиянием я сформировался как врач и учёный. Думаю, что по праву считаю себя его учеником. Годы в «Лукомской» клинике – одна из наиболее значимых вех в моей жизни.

В то же время вне работы Павел Евгеньевич был очень добрым и отзывчивым: периодически собирал у себя дома весь кафедральный коллектив с семьями. Общение за столом было интересным и непринуждённым. Здесь уже никто не боялся замечаний академика (улыбается). Лукомский-начальник оставался в клинике. Вне её стен он общался со всеми на равных.

Что касается профессионализма, то академик Лукомский был истинным клиницистом: конкретным и деловым. Досконально знал ЭКГ. Глубоко разбирался во всех аспектах кардиологии. Да, он не обладал актёрским мастерством своего не менее выдающегося современника-коллеги – академика А.Л.Мясникова, его лекции и клинические разборы были не слишком яркими, однако их содержание несло огромную смысловую нагрузку.

- Вы являетесь главным разработчиком принципиально нового клинического направления – профилактики неинфекционных заболеваний. Как вы к этому пришли?

- После смерти Лукомского я перешёл работать во Всесоюзный кардиологический центр, созданный академиком Евгением Чазовым на базе бывшего Института терапии. В клинике было 3 направления: профилактическое, экспериментальное и клиническое. Так сложилось, что Евгений Иванович поставил меня во главе профилактики. Для того времени это было очень прогрессивно. Апогеем нашей деятельности в этом направлении стала 1-я Международная конференция по профилактической кардиологии, прошедшая в 1985 г. в Москве. Очное знакомство специалистов из разных стран, вне всякого сомнения, ещё больше ускорило процесс внедрения в практику профилактического направления внутренней медицины.

Дело в том, что эпидемиологии в СССР как таковой не было. Были единичные исследования, однако они не соответствовали международным требованиям, прежде всего методологически. Так что многими нашими демографическими достижениями мы во многом обязаны той, крайне своевременной идее академика Чазова по созданию профилактического направления в медицине вообще и кардиологии в частности. Я всего лишь исполнитель.

- В своё время вы удостоились государственной премии РСФСР имени братьев Васильевых в области кинематографии за цикл документальных фильмов о кардиологии…

- Это было 3 фильма о кардиоцентре – «20 микрон пространства», «Глазами одного пациента» и «Город кардиологов». Примечательно, что в одном из этих фильмов пациента сыграл наш выдающийся артист – Евгений Евстигнеев, блистательно справившийся со своей ролью.

Мы даже не ожидали такого успеха. Все три картины резко отличались (в лучшую сторону) от большинства научно-популярных фильмов того времени. Всё было в действии. Так, как и происходит на самом деле – будни ведущего кардиологического медучреждения страны. Я был главным консультантом. Непосредственно работал с режиссёром и сценаристом.

Однако премия – это не главное. Гораздо важнее, что эти фильмы были ориентированы на массового зрителя: люди по достоинству оценили возможности кардиологии того времени.

- На стене вашего кабинета в рамке висит фотография с одной из наиболее харизматичных личностей прошлого века – Папой Римским Иоанном Павлом II. Как вы с ним познакомились?

- Предыстория этого рукопожатия такова: в 1978 г. я был в Кракове на какой-то конференции. Именно в эти дни в Риме состоялась интронизация главы католической церкви, поляка по национальности. Вся Польша была буквально прикована к экранам телевизоров. И вот 13 лет спустя мои польские коллеги пригласили меня на конгресс в Рим, после чего организовали мне встречу с понтификом.

Аудиенция была короткой: рукопожатие, небольшой диалог на английском языке, благословение и сувенир – крест. Он на меня произвёл особое впечатление: от него веяло добротой, искренностью, теплотой, человечностью и в то же время большой волей и необычайной силой характера. Его речь была мягкой, доброжелательной и простой, что особенно подкупало и располагало.

Казалось бы, несколько минут… Однако такие встречи, пусть и очень короткие, прочно врезаются в память. Символично, что в эти дни распался СССР. Из Италии мы уже возвращались в новую, демократическую Россию.

- Вы возглавляли Центр профилактической медицины на протяжении почти 30 лет. Тяжело ли вам было покидать пост? Как вам далось это решение?

- Это было моё собственное пожелание. Мне уже было за 70. Так что я без особых колебаний написал письмо в Министерство здравоохранения с просьбой об отставке, которую, к счастью, в высшем отраслевом ведомстве сразу приняли. Вы знаете, я почувствовал невероятное облегчение. Административная работа меня совершенно не привлекала. Хотите верьте, хотите нет, но я никогда не стремился руководить чем-либо.

Так что поворот в эту сторону был отнюдь не из приятных.

На протяжении своего директорства я не забывал о лечебной и научной работе – делал обходы, консультировал пациентов, занимался исследованиями. Сейчас у меня намного больше свободного времени и свободы вообще: я не ограничен в высказываниях, не обязан «гнуть» линию Минздрава и т.д. Короче говоря – как камень с плеч.

- В этой связи хочу вас спросить о хобби. Ведь свободного времени стало гораздо больше…

- Всю свою жизнь я занимался спортом – и не только борьбой. Совершал ежедневные пробежки, играл в теннис. Остаюсь физически активным и по сей день: много работаю на даче, хожу пешком… Но главным хобби моей жизни является работа – я не устаю выступать на конгрессах, читать лекции, смотреть пациентов. Я счастлив на работе.

- Какое качество вы более всего цените в людях?

- Их несколько: порядочность, обязательность, ответственность, целеустремлённость, работоспособность и пунктуальность. Очень не люблю, когда унижают людей. Человека можно ругать, критиковать, указывать ему на ошибки, но унижать – ни в коем случае.

 - Жалеете ли вы о чём-либо?

- Разве что об уходе на административную работу. Никогда не чувствовал себя комфортно в кресле директора.

- Каким качеством вам бы хотелось обладать?

- Как руководителю мне не хватало жёсткости, а так, вроде бы, всё необходимое имеется (смеётся).

- К какой исторической личности вы испытываете наибольшую антипатию?

- К Сталину. Я был свидетелем массовых репрессий и террора в стране. Сталина нельзя оправдать при всём на то желании. Мне очень неприятен этот человек.

- Что бы вы пожелали молодёжи, избравшей для себя профессию врача?

- Прежде всего – иметь желание непрерывно учиться. Учиться приобретать знания. Сострадать пациенту, входить в его положение. Ни в коем случае не считать себя сформировавшимся специалистом по выпуску из вуза – в этом случае фиаско обеспечено.

Беседу вёл
Дмитрий ВОЛОДАРСКИЙ

Источник


 
 

Возврат к списку


Подпишитесь
на рассылку

Периодически мы будем присылать Вам свежие статьи из библиотеки, а также делиться практическими советами.