Электронный вестник

Культурная афиша

Эдита ПЬЕХА: Обижать своих слушателей я никому не позволю

Народную артистку Советского Союза, почётного гражданина России Эдиту Пьеху мы застали на гастролях в Нижнем Новгороде, а затем в Санкт-Петербургском концертном зале «Октябрьский» она отметила своё 80-летие, на которое пригласила корреспондента «МГ». Любимица миллионов людей в нашей стране и за её пределами полна сил и, по сложившейся традиции, каждый год свой день рождения справляет вместе со зрителями, как она говорит, своими друзьями, стоя на сцене. Творческому долголетию Эдиты Станиславовны позавидовал бы любой её коллега. Исполнительница любезно выделила для нас время в своём гастрольном графике.

– Эдита Станиславовна, последний раз мы встречались в 2005 г. и вы тогда сказали, что своим жизненным девизом считаете песню своего третьего супруга Владимира Полякова на стихи Бориса Дубровина «Я хочу всю жизнь начать сначала». Что-то изменилось с тех пор?

– Я вас поправлю. Поляков в тайне от меня покупал песни, поскольку был очень богат и считал, что всё в этой жизни покупается и продаётся и хотел, по-видимому, занять композиторскую нишу Александра Броневицкого. Музыку к песне, о которой вы говорите, в действительности написал очень талантливый музыкант по фамилии Федорков. Он автор ещё десятка песен, которые Поляков выдавал за свои. Неправду говорят, что третий муж ушёл от меня, это я от него ушла, узнав, какие неслыханные мифы он вокруг себя выстраивал, обманывал не только меня, но и мою публику. Обижать своих слушателей я никому не позволю, зритель для меня – святое. Перед свадьбой с Поляковым у меня было полно надежд, но я очень ошиблась. Ужасно, что на шестом десятке я связала судьбу с таким человеком. Ну, а что касатся сейчас моего жизненного девиза (о чём вы спросили), то это песня Александра Морозова на стихи Михаила Рябинина «А жизнь продолжается», она была моей «Песней-79».

Кстати, хотя я была участницей всех «Песен года», однако с 2006 г. на этот фестиваль меня приглашать перестали, но я по этому поводу особо не переживаю, пусть другие попоют.

– Справедливо ли по отношению к памяти вашего первого супруга, Броневицкого, который дал вам путёвку в жизнь то, что альбом «Эдита Пьеха поёт песни Владимира Полякова» вышел в 2000 г., а диск «Эдита Пьеха поёт песни Александра Броневицкого» лишь 11 лет спустя?

– Мне, в первую очередь неприятно, что вы провели такую параллель. Броневицкий создал меня. А за диск, изданный в 2000 г. Поляков опять же заплатил, иначе альбом бы не вышел первым. Конечно, факт несправедливый.

– Если бы сейчас был жив ваш главный наставник А.Броневицкий, что бы он сказал о нынешней Пьехе?

– Несмотря на то, что он был очень требовательным, сейчас я бы ему понравилась, он бы, я полагаю, сказал: «Ты молодец, не состарилась».

– В 1990-х вы как-то пришли на день рождения Аллы Пугачёвой, вышли на сцену, подарили шикарный букет и сказали очень много тёплых слов в её адрес, на что она с пренебрежением вам ответила «Вечная вы наша», обиделись?

– Поступила она так со мной в силу своей испорченности. Я не обиделась, а восприняла это с деликатностью и холодностью.

Хотя я и стараюсь забывать всё плохое и нехороших людей (мой девиз «Помню только хорошее»), этот эпизод, как ни пытаюсь, забыть не могу. Ещё было очень обидно, когда в 90-е годы Борис Ельцин одновременно вручил Пугачёвой орден «За заслуги перед отечеством» II степени, а мне – IV. Хотелось отказаться от награды, но я этого делать не стала.

– Могли бы сейчас провести вечер памяти А.Броневицкого – композитора, который вашу звезду и зажёг?

– Не хочу. Как человеку очень скромному, теперь ему бы это не понравилось. Провела я такой вечер в 1989 г. в зале «Октябрьский».

Тогда он был очень уместен. А на вечер его памяти, проведённый в 1998 г. я не пошла, поскольку тогда солисты «Дружбы» затеяли мероприятие в обход меня и пригласили Пьеху, как свою вечную солистку. Своим отказом я расставила всё по своим местам: коллектив был при мне, а не я при коллективе. А сейчас затевать такой вечер боюсь ещё и потому, что вдруг зал Аллы будет полупустой? И потом, в любом моем концерте неизменно по сей день есть блок песен Броневицкого.

– Но ведь есть композитор, который написал для вас песен больше, чем А.Броневицкий...

– Да, Оскар Борисович Фельцман, знаю, что была его любимой певицей. Исполняю больше двадцати его произведений. Выступала на всех без исключения творческих вечерах Оскарчика. Чего стоит только его «Огромное небо». Я эту балладу пела и в Афганистане перед Наджибуллой, Тараки, Кармалем, исполнила её также в Софии, это был 1968 г. , получила тогда на конкурсе за «Огромное небо» три золотых медали: для себя, Оскара Борисовича и Роберта Рождественского. Кстати, перед выступлением меня не предупредили, что это будет конкурс, зная, как я боюсь подобных состязаний. Всегда очень волнуюсь, любое выступление для меня экзамен.

– Почему дочка и внук исполняют очень мало ваших песен?

– По какой причине не поёт их дочка – понятия не имею. А Стас исполняет три моих песни: «Город детства», «Найди меня» и «Мама».

Я тоже пою его произведение «Возьми моё имя». Но сможет ли Стас продержаться на сцене как я, 60 лет, сказать не могу и есть ли у него подобный потенциал – не знаю.

– Вы много раз говорили о своей нелюбви к патриотической песне Владимира Мигули на стихи Александры Очировой «Россия», которая была вашей «Песней-95» и стала в 90-е годы в вашем исполнении особенно известна, почему изменилось отношение к этому произведению?

– Бывает, покупает в магазине женщина платье, при примерке ей кажется, что оно пойдёт, а придя домой, она понимает свою неудачу, также и с этой песней: много раз выносила на суд публики, очень старалась и вдруг поняла, что это мимо. Плохие песни я стараюсь забывать, как нехороших людей, а иду по жизни с теми песнями, в которых сказано обо всех людях вместе и о каждой судьбе в отдельности.

– Сейчас пародию на Пьеху не делает разве что ленивый, как вы относитесь к подобным выступлениям артистов?

– Очень плохо. Мне совершенно не нравятся пародии на меня, и я с недавнего времени стараюсь их попросту не смотреть.

Удачно изображал меня только пародист Чистяков, впоследствии трагически погибший. Вообще люди, которые, пусть и от всей души, стараются спеть мои песни как Пьеха, напоминают мне беспомощных котят, играющих с клубочком. А вот к анекдотам про себя отношусь очень хорошо, пусть даже и к ругательным.

– Не секрет, что вы часто выступаете в гей-клубах...

– Выступала я в таких заведениях в Санкт-Петербурге, Москве и Киеве, оказываюсь я в этих клубах не случайно.

Эти люди как никто чувствуют и любят Пьеху, они на редкость музыкальные. А их личная жизнь меня не касается.

– Что в мужчинах цените больше всего?

– Разум. Глупый мужчина в моих глазах вообще ничего не стоит.

– А тяжело ли быть мужем Пьехи?

– Не знаю. Мужей моих надо спросить. Хотя второй супруг, Геннадий Шестаков, неоднократно причитал: «Я не хочу быть мужем Пьехи». Но и не мог быть таковым, потому что был слишком слаб.

– Есть сейчас рядом с вами друзья?

– Это два моих однокурсника – Борис Ширяев и Нина Бахарева, она же автор книги «Эдита Пьеха. Признание в любви». Вообще, в Санкт-Петербурге мне сейчас грустно из-за того, что многие друзья уже ушли в мир иной, поскольку были старше меня лет на 15-20.

– За долгие годы выступлений не надоело во время исполнения оптимистичных песен надевать на себя жизнерадостную маску?

– А это не маска. Я привыкла радоваться в жизни даже самому пасмурному дню. Хотя случаются, конечно, и у меня серые будни, которые заставляют расстраиваться и плакать, но я нахожу в себе силы не поддаваться унынию.
Несмотря на то, что много лет назад я спела песню «Нам рано жить воспоминаниями», именно воспоминания дают мне силы идти по жизни дальше.

– А песни молодых авторов будете включать в репертуар?

– Как обычно, охотно. Кстати, когда-то именно со мной начинал творческий путь совсем юный Игорь Николаев.

Он написал для меня песню «Этот вечер», которой я иногда открывала концерты и «Третий звонок».

Мы сотрудничали до тех пор, пока Николаев не оказался в более надёжных руках Аллы Пугачёвой.

– Вам случалось работать в сольных концертах под фонограмму?

– Плохо, если артист исполняет под «фанеру» все песни до единой. А если только несколько, почему бы и нет? Так получилось, что в 1998 г. к концерту, посвящённому заложению моей именной звезды у ГЦКЗ «Россия», готовиться было некогда, меня просто поздно поставили в известность о намечаемом торжестве. Поэтому в большинстве номеров я «фанерила», а большой эстрадно-симфонический оркестр позади меня делал вид, что играет. А вообще, сделать хорошую фонограмму – тоже большое искусство.

– Как вам так долго удавалось оставаться певицей для всех поколений зрителей?

– Я к этому не стремилась, наоборот, всегда помнила поговорку «Не солнышко – всех не обогреешь».

А в результате, сегодняшние молодые люди подходят ко мне на сцене с просьбами спеть песни, на которых они выросли. Задержалась, как видите, очень надолго. Я – достаточно скромный человек и удивляюсь, как прижилась в сегодняшнем мире шоу-бизнеса. Меня как человека того времени, когда публика решала всё, а не реклама и, ни в коем случае, не деньги, нынешнее положение дел на эстраде ужасает. Конечно, эстрада будет существовать и в дальнейшем, но уже совсем в другом качестве. В те времена, когда был «железный занавес», говорили, что эстрада – это цыганщина, не признавали её, хотя как раз тогда она и являла собой настоящее искусство. Ну а сейчас всё наоборот: очень мало вижу представителей эстрадного жанра, которые несут духовность.

– Так спета ли лучшая песня Эдиты Пьехи?

– Сейчас уже, наверное, да. Это песня Александра Флярковского на стихи Роберта Рождественского «Стань таким».

Беседу вёл Иван МАГЕР

Источник


 
 

Возврат к списку


Подпишитесь
на рассылку

Периодически мы будем присылать Вам свежие статьи из библиотеки, а также делиться практическими советами.