Культурная афиша

Бродяжничество мыслей

Юрий ХРУСТАЛЁВ: Врач обречён быть мыслителем

Идеи объединения физического и духовного ради постижения самых сакральных сторон жизни претворялись в трудах наиболее известных философов и докторов. «Медицина столь же мало может обходиться без общих истин философии, сколь последняя – без доставляемых ей медициной фактов» - говорил великий Гиппократ. «Здоровье – средство, с помощью которого человек может реализовать лучшие свои качества» - как бы сквозь века продолжил мысль «отца медицины» немецкий философ Иммануил Кант.

Недаром философия изучается на 1-м курсе медицинского вуза – будущих докторов, не откладывая на потом, сразу начинают учить применять диалектику к анализу конкретных естественнонаучных и клинических факторов. Развитие медицины даёт огромный материал как для обобщений новейших открытий в исследовании жизнедеятельности человеческого организма в норме и при патологии, так и для подтверждения философских закономерностей, обогащения материалистической диалектики новыми выводами и понятиями и дальнейшего углубления и уточнения её категорий.

О необходимости философского подхода врача к своей профессии нам рассказал заведующий кафедрой философии и биоэтики Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М.Сеченова профессор Юрий ХРУСТАЛЁВ, пофилософствовавший в ходе беседы и на другие темы.

- Юрий Михайлович, какую роль играет философия в образовании врача?

- Врачи – это служители. Они нуждаются в философии – особом состоянии разума. Врач обречён быть мыслителем. Он как никто другой имеет дело с проблемой – знанием о незнании, пребывая в перманентном интеллектуальном напряжении. Девиз Гиппократа «Не навреди!» означает не уход в сторону от проблем пациента, а готовность к взятию на себя полной ответственности за человеческую жизнь. В отличие от животных, которые просто живут, жизнедеятельность человека зиждется на творчестве и созидании, которые в случае возникновения того или иного заболевания возвращает врач.

Следует затронуть и вопросы этики. С учётом современной эпохи, техногенной и информационной, мы поставлены в такие условия, когда отношения между людьми становятся всё сложнее. Наша планета просто-напросто не способна обеспечить человечество всем необходимым. Потребности остались теми же самыми, просто людей стало гораздо больше. То, к чему нас так активно призывают СМИ – потреблять и потреблять – мнимая, ложная ценность. Поэтому, думая о себе, не нужно забывать об окружающей среде. Лес не следует рубить, если в этом нет жизненной необходимости. Посягать на природные богатства стоит лишь в крайнем случае – тогда, когда без этого не выжить.

Любой специалист, а врач – особенно, должен апеллировать не только к своему разуму, но и к совести. Прежде всего, врач должен уважать в любом пациенте человека. Кант всегда говорил: «Уважай человека в самом себе, и тогда ты никогда не обидишь другого». В медицине существует два особенных философа: акушер и патологоанатом. Один встречает, а другой провожает человека из этого мира. Для нас это неведомо: мы не знаем, откуда человек пришёл и куда ушёл. Нам известно лишь то, что он творил и натворил в этой жизни. Врачи ближе всех соприкасаются с таинством человеческой натуры.

- В каких отношениях с религией должен находиться врач, на ваш вгляд?

- Прежде всего, религия – это сфера культуры наряду с наукой, искусством, философией и т.д. Отношение с религией должно быть, не побоюсь этого слова, – адекватными. Религия – это особое состояние человеческой души. Её не придумали, это внутренняя человеческая потребность познавать сакральность окружающего мира. Религия вечна. Все люди – верующие. Вопрос – в кого, во что и почему. Человек ищет опору, которую находит в религии.

Дело в том, что общество и государство находятся в антагонистическом противоречии. Государство – насилие меньшинства над большинством, упорядоченное в виде конституции, законов и т.д. Что касается духовной сферы, то там главенствует Церковь как организация, которая подчас осуществляет насилие над человеческими душами. Религия нуждается в своей философии. Бытие божие недоказуемо. Моё отношение к религии такое же, как отношение к искусству. Да, я атеист, однако категорически за веру во что-то высшее, если это помогает человеку. Религия есть, была и будет как особое состояние душевной и духовной составляющей человеческой жизни.

- Как вы относитесь к тому, что Церковь активно вмешивается в светскую жизнь нашей страны?

- На мой взгляд, это происходит от недомыслия. Россия – многоконфессиональная и многонациональная страна. С моей точки зрения, Церковь должна стремиться к свободе: при отделении от государства у неё автоматически становится больше прав в проведении своей линии. Клирикализм – штука опасная как для духовной, так и для светской жизни. Церковь должна в большей степени, чем кто-либо, быть свободной от любого внешнего воздействия. Это особая сфера духовной жизни. Повторюсь: в отделении от государства в первую очередь должны быть заинтересованы религиозные деятели. Зачем активно внедрять себя в светскую жизнь, становясь тем самым заложником государственной власти?

А ещё меня смущают так называемые «верующие» – крестящиеся перед храмом, не вынимая сигарету изо рта и т.п. Это скорее язычники, не имеющие ни малейшего представления о христианстве, поклоняющиеся идолу в виде церкви.

- Почему языческий символ – мавзолей Ленина вот уже почти столетие находится на главной площади страны, официальной религией которой является православное христианство?

- Я склонен думать, что православие – это, в некоторой степени, – язычество. Что касается мавзолея, то это, прежде всего, – история, которую надо блюсти независимо ни от чего. От истории нельзя отказываться. Государство должно сохранять историческое наследие страны: и хорошее, и плохое. Поймите: уничтожая храмы, большевики уничтожали не церковь, а историю. Отношение к деятельности Ленина у людей разное. Нужно быть терпимым и толерантным. С моей точки зрения, не нужно ничего делать с мавзолеем – творением великого Щусева, пусть стоит там, где стоял всегда – это памятник истории, культурная ценность. Запретить доступ к телу Ленина – пожалуйста.

- Коль вы коснулись темы толерантности, хочу спросить о вашем мнении относительно эффективного противодействия растущей в нашей стране ксенофобии…

- Фобий вообще у нас много. Полагаю, что это связано с нищетой – материальной и духовной. День народного единства – пустые слова, никакого единения у нас нет. Мы пребываем в растерянности: светское у нас государство или религиозное, «хороший» Запад или «плохой» и т.д. Я человек не верующий, но я христианин: исповедую философию «ненасилия» Христа.

- Почему один из самых кровавых диктаторов в истории человечества – Сталин так популярен сейчас даже среди не живших при нём людей?

- В России всегда были сильные и слабые правители. Сталин, наряду с Иваном Грозным, Петром и Екатериной Великими, Николаем I, является сильным, которых наш народ ценит и уважает больше. К сожалению, история оставляет нам памятники государственной силы, побед в войнах и т.д. Это осталось, а весь террор того времени и массовые репрессии многими забылись в силу того, что коснулись не всех. Именно поэтому поколения, не жившие при Сталине, так его почитают. Полагаю также, что эта «любовь» к диктатору во многом зиждется на неприятии к нынешнему времени.

- Как, по-вашему, Россия – это Европа или Азия?

- Блок писал: «Да, скифы – мы! Да, азиаты – мы!..» Азии в нас много: мы склонны к обожествлению начальства, вертикализации власти. Трудно географически располагаться между двумя принципиально разными культурами: мы вынуждены смотреть в обе стороны, оставаясь при этом собой. Я бы сказал так: внешне мы – Европа, а по сути – Азия.

- Каковы перспективы демократии в нашей стране?

- Трудные. Она будет, но очень не скоро. Дело в менталитете. Мы к этому не готовы. У нас насилие в крови. Отмена крепостного права произошла недавно. В нас очень много рабства и холопства. Нам не нужна свобода, так как это – ответственность. А вот равенство нам нужно, хотя это и не имеет никакого отношения к свободе.

- Что для вас кризис?

- Это переломная черта между прошлым и будущим. Полагаю, что причины нынешней экономической нестабильности в духовной нищете. Кризис начинается с расплывчатого и размытого осознания реальной действительности, подчас бессознательного, когда человек принимает окружающее, не понимая.

- Кого вы отождествляете с понятием «интеллигенция»?

- Это сугубо российское понятие, появившееся во второй половине позапрошлого века. На Западе этого понятия нет. Там есть интеллектуал – человек, живущий, преимущественно, разумом. Для меня все сострадающие и понимающие чужое горе люди – интеллигентны. Для этого необязательно иметь высшее образование или учёную степень, широкий кругозор и т.д. Поэтому, истинный врач обязан быть интеллигентным человеком – умеющим сострадать и сопереживать. Я склонен думать, что интеллигентность – это врождённое. Можно приучить человека к пунктуальности, обучить правилам хорошего тона, но это – внешнее. Интеллигентность – внутри. Это талант – либо есть, либо нет.

- Загадочная русская душа – миф или реальность?

- «Умом Россию не понять» - крылатая цитата из Тютчева. Мы – доверчивы и даже инфантильны. Очень многому и во многое верим. Что характерно, среди нас по-настоящему верующих людей практически нет, а вот суеверных – пруд пруди. Суеверность происходит от страха. Страха неопределённости, неуверенности в завтрашнем дне. Такова судьба России, видимо. Наш оптимизм граничит с авантюризмом. Наша загадочность заключается в полярности: мы можем отдать последнюю рубаху, а потом – ударить в спину. Мы очень разношёрстные: одновременно добрые и злые. Вновь приходит на ум цитата из Блока:

«…Кладя в тарелку грошик медный,
Три, да ещё семь раз подряд
Поцеловать столетний, бедный
И зацелованный оклад.
А воротясь домой, обмерить
На тот же грош кого-нибудь,
И пса голодного от двери,
Икнув, ногою отпихнуть...»

- В заключение хотелось бы узнать о вашем отношении к эвтаназии…

- Пока что к этому, как и к демократии, мы не готовы: этим могут воспользоваться в корыстных целях – не только политических, но и экономических, а также – бытовых. Это – завтрашний день для нашей страны.

А в идеале – я за. Человек не должен мучиться и мучить родных и близких. Мне идёт восьмой десяток лет, и хотелось бы уйти из жизни респектабельно.

Беседу вёл
Дмитрий ВОЛОДАРСКИЙ

Источник


 
 

Возврат к списку


Подпишитесь
на рассылку

Периодически мы будем присылать Вам свежие статьи из библиотеки, а также делиться практическими советами.