Назад в будущее

Александр Филиппович Самойлов (26 марта 1867 года, Одесса — 22 июля 1930 года, Москва) — выдающийся советский физиолог, врач-кардиолог.

26 марта 2017 года исполнилось 150 лет со дня рождения крупнейшего российского ученого, основателя российской школы электрофизиологии сердца и клинической электрокардиографии Александра Филипповича Самойлова.
«Русского Эйнтеховена», так часто называли Самойлова за границей, где его авторитет был в общепризнанным.

Жизненный и научный путь Самойлова был непростым. Рано потеряв отца, он был вынужден усердно работать, помогая семье, но при этом блестяще закончил гимназию. После окончания гимназии он поступил на физико-математический факультет Новороссийского университета, но, не окончив его, решил уйти в медицину и поступил на медицинский факультет Университета города Дерпт (ныне Тарту), который окончил в 1892 году с дипломом доктора медицины. В этом же году он, защитив диссертацию, пришел работать в лабораторию И.П.Павлова, под руководством которого окончательно сформировался как ученый-физиолог.

Тартуский университет — Alma Mater А.Ф. Самойлова
https://pp.userapi.com/c837223/v837223673/381a2/26rt921yjPE.jpg

В 1892 году Самойлов был командирован в Тобольск на борьбу с вспыхнувшей там эпидемией холеры. Но все же научная деятельность была для него приоритетной, и спустя два года он принял предложение работать в лаборатории И.М.Сеченова в Московском университете, чтобы продолжить научные исследования.

  
И.М. Сеченов, И.П. Павлов и Н.Е. Введенский

Постепенно основной областью его научных интересов стала электрофизиология. По признанию самого Самойлова, на это повлияла его встреча в юности с выдающимся русским физиологом Н.Е.Введенским. Еще в августе 1883 года молодой Самойлов услышал его доклад на VII Съезде естествоиспытателей и врачей в Одессе, где Введенский сообщал о своих исследованиях процессов деятельности в нервах и мышцах животных с помощью телефона. Его выступление настолько поразило молодого врача, что он решил посвятить себя изучению этих процессов. Однако, в отличие от Введенского, Самойлов решил изучать их не с помощью уха, а с помощью глаза. То, что Введенский слышал, Самойлов хотел увидеть.

В 1903 году начинается казанский период жизни Александра Филипповича — самый плодотворный и продолжительный в деятельности ученого. Самойлова избирают профессором кафедры зоологии, сравнительной анатомии и физиологии физико-математического факультета Казанского университета, где он создал и возглавил самую совершенную в России и одну из лучших в Европе электрофизиологических лабораторий.

Дом в Казани, в котором А.Ф.Самойлов жил с 1910 по 1930 год (ул. Муштари, д. 35)

В 1904 году он приглашается на должность заведующего кафедрой физиологии животных физико-математического факультета Московского университета и читает лекции одновременно в Казани и Москве. Основным к тому времени инструментом изучения электрофизиологических процессов был капиллярный электрометр, который Самойлов не только досконально изучил, но и во многом усовершенствовал, повысив подвижность капиллярного электрометра. Это позволило регистрировать кривые, отражающие электрические процессы в сердце лягушки, без коррекции и длительного исправления кривых, как было до него. Он сконструировал фоторегистрирующий аппарат с быстродвижущимся барабаном, на котором электрические феномены в сердечной мышце можно было воспроизвести на фотопленке или фотобумаге. Его электрограммы совместно с механическими кривыми предсердий и желудочков осветили все основные фазы работы сердца лягушки: взаимоотношение электрических и механических процессов работы сердца, последовательность электрических процессов в предсердиях и желудочках.

В 1904 году Самойлов лично знакомится с Вильямом Эйнтховеном (Willem Einthoven) на VI Международном конгрессе физиологов в Брюсселе, и с этого периода начинается их активное научное сотрудничество и личная дружба. В 1906 году впервые в России в своей лаборатории в Казани Самойлов начал работать со струнным гальванометром Эйнтховена, который значительно превосходил по своим возможностям капиллярный электрометр. Выступая в 1908 году на заседании Московского терапевтического общества перед врачами-практиками, Самойлов так рассказывал о своей первой кардиограмме: «Струнный гальванометр был приобретен для лаборатории не в целях исследования больных. Электрокардиограмму нормального человеческого сердца я записывал только для того, чтобы проверить качество инструмента*. Однако, когда техника пользования инструментом была окончательно налажена, я записал кривую сердечных токов одной больной женщины... Мой диагноз, по существу дела совпадавший с диагнозом клинициста, но основанный на данных электрокардиограммы, определял характер заболевания с иной стороны, со стороны деятельности предсердия».
http://pmarchive.ru/wp-content/uploads/2015/09/%D0%A1%D0%BD%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%BA-%D1%8D%D0%BA%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B0-2015-09-22-%D0%B2-11.49.55.jpg

Струнный гальванометр (А) и зарегистрированная с его помощью электрокардиограмма (Б)

Первое руководство по электрокардиографии А.Ф.Самойлова с дарственной надписью А.Н.Казем-Беку

Первая электрокардиограмма в России была записана Самойловым больной с митральным стенозом в клинике внутренних болезней профессора Алексея Николаевича Казем-Бека в Казани (рис. 4). А уже в 1909 году было опубликовано первое руководство по электрокардиографии на немецком языке —  Elektrokardiogramme.

Первая зарегистрированная в России электрокардиограмма больной с митральным стенозом (из книги А.Ф.Самойлова Elektrokardiogramme, 1909 год)

Тонкость и изящество техники Самойлова в использовании капиллярного электрометра были продемонстрированы в его работах с токами действия мышц при их двойном раздражении. Этой технике, а также сочетанию капиллярного электрометра со струнным гальванометром был посвящен целый ряд его работ (Le physiologist Russe, 1908, T.V. Archiv f. Physiologie, 1908 (Suppl), Zentrabalt f. Physiol. Bd. 24, Pfugers Archiv, Bd. 143, 1912), где метод многократного фотографирования, примененный впервые Burdon-Sanderson (1883–1884), был доведен до совершенства.

В 1908 году он публикует статью Elektrokardio grammstudien (Betrage zur Physiologie und
Pathologie), где показывает образцы электрокардиограмм с выделением электрической активности предсердий и желудочков, влияние на паттерн ЭКГ положения отводящих электродов, фаз дыхания у человека, приводит монофазную кривую тока действия желудочков и другие электрофизиологические параметры.

Влиянию парасимпатической нервной системы на сердце лягушки был посвящен целый ряд работ Самойлова, в которых он показал, что влияние вагуса изменяет конечную часть зубца Т, при этом имеет место укорочение продолжительности возбуждения в базальных отделах желудочков. Он изучает изменение ЭКГ лягушки под действием повреждающих факторов на сердце (раздражения n.vagus), впервые рассматривает вегетотропное влияние мускарина и атропина на сердце. Изучая «феномен Gaskell», который заключается в усилении тока покоя при раздражении n.vagi, Самойлов заметил, что токи покоя желудочка усиливаются при раздражении n.vagi и это является прямым следствием влияния парасимпатической нервной системы, а не опосредованным через влияния на легкие, как считал ряд его современников. Это имело важное теоретическое и практическое значение для формирования теории электрофизиологии.

 Последние десять лет жизни Самойлова были посвящены изучению основных вопросов нервно-мышечной физиологии, электрофизиологии и химизму нервно-мышечной тормозящей передачи. Именно он создал теорию передачи нервно-мышечного возбуждения, которая впоследствии была названа гуморальной и дала исходный материал для медиаторной теории передачи возбуждения. Результаты исследования химической природы торможения импульса были озвучены им в 1926 году на XII Международном физиологическом конгрессе в Стокгольме.

Вильям Гарвей - i_009.jpg

А.Ф.Самойлов и И.П.Павлов в Лондоне (1928 год)

В 1929 году выходит статья Самойлова, описывающая полученную им еще в 1908 году монофазную кривую ЭКГ, которая послужила основой для объяснения изменений ЭКГ при инфаркте миокарда.

В эксперименте на сердце лягушки, частично перерезав атриовентрикулярное соединение, он впервые описал явление частичной блокады, названное впоследствии периодикой Самойлова — Венкебаха.


ЭКГ. Атриовентрикулярная блокада II степени Мобитц I с периодами Самойлова — Венкебаха, возникшая у больного с острым инфарктом миокарда. Указана продолжительность интервала PQ (PR). Стрелками обозначен зубец Р, не сопровождающийся комплексом QRS.

Длительное время его лаборатория в Казани являлась единственным в России центром по обучению врачей методу электрокардиографии. В 20-х годах прошлого века А.Ф.Самойлов организовал первые в России кабинеты электрокардиографии для широкого обследования больных — сначала в Москве, затем в Казани.

В клинической практике Самойлов был сторонником расширения возможностей электрокардиографии не только как метода диагностики аритмий сердца, но и как способа оценки механической работы сердца. Он впервые описал высокий зубец Р у больных со стенозом и недостаточностью митрального клапана, доказав связь электрических феноменов сердца с мышечным напряжением. Вместе с тем он всегда отстаивал приоритет фундаментальных научных исследований, считая их основой развития прикладной науки, создания новых технических решений и аппаратов.

«…Все завоевания техники можно сравнить лишь с крохами со стола науки. Мы должны развивать науку, иначе наступит крах не только науки, но и техники».
А.Ф.Самойлов

Самойлов активно участвовал в международной научной жизни, выступал на многих международных конференциях, читал лекции в России, в зарубежной Европе (в том числе по приглашению Эйнтховена в 1922 году в Лейденском университете в Голландии, где тот работал).

Александр Самойлов был автором 115 печатных работ, посвященных в основном проблемам физиологии. Однако его интересы не ограничивались физиологией. Он был председателем музыкального кружка, написал ряд работ и читал лекции профессиональным музыкантам по теории музыки, физиологии акустики, истории нотного письма, возникновение которого он связал с работой мышц. Его слушателями и поклонниками были известные музыканты Рахманинов, Танеев и другие.

Умер Самойлов внезапно 22 июля 1930 года, в возрасте 63 лет, во время первого и последнего сердечного приступа. Похоронен в Москве на Введенском кладбище.

К жизни Александра Самойлова в полной мере можно отнести его собственные слова: «В культурном обществе не пропадает ни одна мысль. В том духовном богатстве и материальных ценностях, которые мы передадим будущим поколениям, каждый имеет свою долю, и счастлив тот, кто не загубил, не растратил тех духовных ресурсов, которые ему отмерены природой, которые дали ему возможность участвовать в общей сумме радостной жизни теперешнего и будущих поколений».


 
 

Возврат к списку


Подпишитесь
на рассылку

Периодически мы будем присылать Вам свежие статьи из библиотеки, а также делиться практическими советами.