Почему раны у пожилых пациентов заживают хуже?

Почему раны у пожилых пациентов заживают хуже?

Сам факт того, что повреждения кожи у пожилых людей заживают дольше, нежели у молодых, не вызывает сомнения, однако долгое время было неизвестно, почему это так. Ученым из университета Рокфеллера удалось по крайней мере частично пролить свет на этот вопрос.

Кожа — основной барьерный орган позвоночных, который защищает их от неблагоприятных факторов окружающей среды. Именно поэтому в интересах организма как можно быстрее залатать кожу в случае ее повреждения. Заживление раны — сложные процесс, в котором можно выделить четыре стадии:

1) Агрегация тромбоцитов на раневой поверхности и формирование защитной корки;

2) Миграция широкого спектра иммунокомпетентных клеток в область повреждения;

3) Интенсивная пролиферация базальных кератоцитов по краям повреждения и их последующая миграция непосредственно в область ранения, приводящая к поверхностному закрытию дефекта;

4) Репарация дермы и восстановление матрикса кожи.

Исходя из этой стадийности видно, что немаловажную роль в процессе заживления играют иммунокомпетентные клетки. Помимо непосредственной иммунной функции — ведь раневая поверхность является широко открытыми воротами для инфекции — эти иммунные клетки также помогают кератоцитам пролиферировать. Особенную роль в этом играет субпопуляция Tγδ-лимфоцитов: Vγ5Vδ1-TCR или попросту эпителиальные дендритные Т-клетки (DETC). Эти клетки выделяют несколько факторов роста, среди которых фактор роста фибробластов-7 и инсулиноподобный фактор роста-1, которые и сигнализируют кератоцитам о необходимости пролиферации.

Наблюдения ученых начались с подтверждения того факта, что эпителизация повреждения кожи у старой (24 месяца) мыши замедлена по сравнению с мышью молодой (2 месяца). После этого исследователи оценили транскрипционную активность главных виновников эпителизации — кератоцитов, — в области поражения и обнаружили, что она была значительно снижена у пожилых мышей. В принципе, такое наблюдалось и ранее: у экспериментально выведенных мышей с нокаутным геном дельта-субъединицы TCR, у которых отсутствовали DECT. Однако полное исчезновение DECT — не очень физиологическое проявление старения как у мышей, так и у людей, поэтому ученым пришлось продолжить поиски. В конце концов обнаружилось, что в кератоцитах старых мышей значительно снижена экспрессия гена Skint, продукт которого активирует DECT. В свою очередь, экспрессия Skint зависит от активности фактора транскрипции STAT3, активность которого также оказалась снижена у постаревших мышей.

Таким образом, новое представление о молекулярных процессах, с которых начинается заживление раны, значительно усложнилось. Вероятно, при высвобождении в области повреждения ИЛ-6 в кератоцитах активируется сигнализация через STAT3, которая приводит к синтезу SKINT (таким образом кератоциты как бы кричат иммунным клеткам: «С нашими соседями что-то не в порядке!»). В свою очередь, активированные воздействием SKINT дендритные Т-клетки начинают (вероятно, под воздействием дополнительных сигналов или стимулов) выделять различные цитокины и факторы роста, таким образом “разрешая” кератоцитам плодиться, размножаться, мигрировать и закрывать дефект кожи.

Помимо сугубо механистического понимания процесса заживления ран, исследование несет и прикладное значение. В последней стадии эксперимента ученые попробовали добавлять в культуру кератиноцитов, полученных от молодых и пожилых мышей, ИЛ-6. При этом в обеих культурах наблюдалось значительное увеличение пролиферации, которое, однако, было более выражено в культуре “старых” кератоцитов. Возможно, дальнейшее изучение молекулярных механизмов заживления ран поможет в будущем помогать в заживлении пожилым людям.


Возврат к списку