"Он всегда оставался врачом". О таланте, самоотверженности и духовности Евгения Чазова

"Он всегда оставался врачом". О таланте, самоотверженности и духовности Евгения Чазова

"Он всегда оставался врачом". О таланте, самоотверженности и духовности Евгения Чазова Александр Чучалин — о враче, который не боялся ставить над собой эксперименты

У врача и писателя Викентия Вересаева есть такое выражение: "Общество не может жить ни одного дня без врача". Имеется ввиду определенный тип врача, а не все 500 тысяч человек, которые работают сегодня. Это те, кого можно по пальцам пересчитать. Такие как Николай Пирогов, Сергей Боткин… Евгений Чазов, отмечающий 10 июня свой 90-летний юбилей, относится к этой плеяде. Общество гордится, что есть такой врач. Он качественно изменил абсолютно все, что имеет отношение к пациенту.

В 1963–1964-х годах, ко времени окончания мной Второго медицинского университета (ныне Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н.И. Пирогова), имя Евгения Ивановича уже было у нас на слуху. Он воспринимался обществом как очень прогрессивный врач, который уже многого достиг и способен двигать медицинскую науку.

В 1974 году, уже будучи доктором медицинских наук, я получил приглашение от Евгения Ивановича на работу в 4-м Управлении при Минздраве СССР, он ввел меня в круг консультантов. С этого момента мы работали и общались довольно близко почти 40 лет, это очень большой срок. Особенно сплачивали моменты, когда нам вместе приходилось оказывать экстренную помощь больному в критическом состоянии, где грань — жизнь или смерть. Помню, как проводили легочно-сердечную реанимацию тогдашнему руководителю нашего государства Константину Устиновичу Черненко (Генеральный секретарь ЦК КПСС). Вернули жизнь человеку. А другая ситуация была связана с Андреем Андреевичем Громыко (в 1957–1985 годах министр иностранных дел СССР). Случилась острая болезнь, которая чуть не стоила ему жизни.

Я хочу сказать, что Чазов не был начальником, он всегда оставался врачом, какие бы должности он ни занимал. Был ли он главой знаменитого 4-го "кремлевского" управления (1967–1986) или министром здравоохранения СССР (1987–1990). Возникает вопрос: откуда у Евгения Ивановича такие черты?

Его терапевтическая школа представлена двумя выдающимися учеными — это Дмитрий Дмитриевич Плетнев и Александр Леонидович Мясников. В Институте терапии и кардиологии, которым руководил тогда Мясников, Евгений Чазов в субботу, во время дежурства, впервые в мире провел эксперимент на себе — велел ввести ему фибринолизин — препарат для растворения тромбов и лечения инфаркта миокарда, тромбозов. Он был одним из его создателей. В понедельник он доложил своему руководителю: "Препарат готов, я его себе ввел и, как видите, жив-здоров". История знает случаи, когда врач проводил эксперименты на себе, но в XX веке это сделал только Евгений Иванович Чазов. Этот пример вошел даже в американские учебники по медицине.

Пациенты любили его, да и сейчас любят, тянутся к нему.  Я не знаю такого случая, чтобы он человеку отказал, у него этого вообще в природе не было. С ним часто советовались и в бытовом смысле, а не только по медицинским вопросам. Он иногда мне напоминал священника, потому что он был как бы духовным человеком и, если мог помочь человеку решить его проблемы, особенно связанные с его здоровьем, он никогда не отказывал.

Справедливо считают, что Чазов сделал очень много в кардиологии. Действительно, страна увидела, что, казалось бы, такое безысходное, тяжелое заболевание, как инфаркт миокарда, можно успешно лечить на всех этапах. Но есть у него и другие заслуги: при мне вместе с учеными гастроэнтерологами он создал лекарственное средство пептидной природы для лечения язвенной болезни желудка, а еще принял участие в создании средства для лечения зависимости от наркотиков, которое и сейчас есть на рынке.

Евгений Иванович был эффективным министром здравоохранения. Он многое умел и знал, как выстраивать отношения с очень сложными людьми. За короткое время все, за что он брался, начинало приходить в движение. Он добился у правительства в то сложное время, чтобы на здравоохранение были выделены дополнительные средства, он создал очень эффективную систему контроля этих средств.

В этот важный день я не могу не вспомнить и его дочь, врача-кардиолога, руководителя Института клинической кардиологии им. А.Л. Мясникова Ирину Евгеньевну Чазову. Она от отца очень много взяла. Благодаря заботе и любви дочери мы отмечаем 90-летие академика. ​

Источник


Возврат к списку