Мишустин поручил вернуть больницам право на закупку импортных лекарств для онкобольных. Врачи смогут сами выбирать подходящие препараты

Мишустин поручил вернуть больницам право на закупку импортных лекарств для онкобольных. Врачи смогут сами выбирать подходящие препараты

Премьер-министр РФ Михаил Мишустин поручил отменить ограничения на закупку импортных лекарств для онкобольных. Это было сделано по итогам совещания о совершенствовании онкологической медицинской помощи.

Минздрав, Минпромторг, Минфин, Минэкономразвития и ФАС до 12 марта должны подготовить меры для того, чтобы на такие лекарства не распространялось действие постановления правительства от 30 ноября 2015 года.

Этот документ обязывает государственные и муниципальные больницы отклонять все заявки на закупку импортных препаратов из перечня Жизненно необходимых и важнейших лекарств (ЖНВЛП), если в конкурсе участвуют поставщики из государств — членов ЕАЭС. Это правило известно как «третий лишний».

Из-за этого решения пациенты с онкологическим заболеваниями вынуждены сами покупать некоторые импортные препараты или ждать помощи благотворительных фондов.

Так, в ходе исследования, проведенного Ассоциацией онкологических пациентов, почти 13% респондентов с онкологическими заболеваниями сообщили, что покупали незарегистрированные в России лекарства.

Около половины опрошенных заявили, что во время лечения в диспансере им приходилось покупать лекарства за свой счет. Такие данные приводила в августе член Общественного совета по доступности медицинской помощи при Минздраве России Ирина Боровова.

Среди прочего, речь идет о лекарствах для детей с онкологическими заболеваниями. Как сообщила «Интерфаксу» гендиректор НМИЦ детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Дмитрия Рогачева Галина Новичкова, в последние годы из-за ограничений при госзакупках с российского рынка исчезли пять-семь лекарств, которые «очень важны». «Это базовые препараты, входящие в почти все схемы лечения», — сказала Новичкова. Речь идет о лекарствах, зарегистрированных в России, подчеркнула она, добавив, что импортозамещение должно было «происходить более взвешенно».

Новичкова обратила внимание на снижение в 2017-2019 годах показателя выживаемости детей с онкологическими заболеваниями — с 87% до 80%. Правда, она не стала напрямую связывать этот факт с ограничениями на закупку лекарств.

Но завотделением трансплантации костного мозга Российской детской клинической больницы Елена Скоробогатова в интервью РБК заявила, что существуют данные, подтверждающие связь показателей выживаемости онкобольных с тем, лекарство какого производителя они получали.

«Есть исследования, которые проводили наши ведущие НМИЦ гематологии, онкологии, они сравнивали хорошие зарубежные аналоги и так называемые препараты российского производителя с сомнительной китайской субстанцией и увидели различия в выживаемости пациентов с острым лимфобластным лейкозом — в районе 15-20%», — сказала Скоробогатова.

В начале февраля 2020 года сообщалось о перебоях с препаратами для лечения онкологических заболеваний у детей. Самая большая проблема, сообщал ТАСС, возникла с препаратами «Онкаспар» (международное непатентованное название пэгаспаргаза) и цитарабин, которые применяются при терапии лейкозов. У «Онкаспар» с августа 2019 года нет регистрации в России. Цитарабин представлен в России под несколькими торговыми наименованиями.

Минздрав заверил, что регистрацию получили три препарата с пэгаспаргазой (на момент написания статьи в реестре данных о регистрации лекарств препаратов с пэгаспаргазой не было). В случае с цитарабином, сообщило министерство здравоохранения, перебои вызваны «временным прекращением поставок фармацевтической субстанции цитарабина», пообещав, что в ближайшее время ситуация улучшится.

Административный директор благотворительного фонда AdVita Елена Грачева считает самым главным поручением премьера формирование перечня лекарств, закупка которых может осуществляться по торговым наименованиям, а не по действующему веществу — как сейчас. Нынешний порядок был введен решением ФАС. По словам Грачевой, из-за него «врач не мог выбрать тот препарат, который он считал самым оптимальным для больного».

Более сдержанно она оценивает решение снять ограничение на госзакупки некоторых препаратов для онкобольных. Очень важно, отметила она, как будет выглядеть список лекарств, на которые не будут распространяться ограничения, «и кто будет принимать решение по нему».

«Так или иначе, в этом постановлении есть движение в правильную сторону», — отметила Грачева.

Возврат к списку