Возвращение легендарного доктора

Возвращение легендарного доктора

Судьба незаурядного врача-практика и исследователя Ивана Манухина удивительна и поучительна. Его профессиональные и нравственные качества, бескомпромиссные поступки были моральным эталоном для современников, а научные достижения высоко оценивали И.Мечников и сын гениального С.Боткина профессор С.Боткин. Между тем само его имя и любое упоминание о нём были на долгие десятилетия вычеркнуты из истории отечественной медицинской науки и практики.

Иван Манухин

Медицинское поприще

Будущий талантливый клиницист и блестящий учёный Манухин появился на свет в семье потомственного почётного гражданина славного своей историей города Кашина Тверской губернии 19 января 1882 г. Он был старшим сыном из восьми детей и по семейной традиции был назван Иваном. Род вёлся от приказного дьяка по имени Мануха, бывшего соратником самого Иоанна Грозного. Дед нашего героя вёл крупную торговлю хлебом по Волге и имел многочисленные мельницы и баржи, обладал даром к умножению богатства, и его именем была названа одна из центральных улиц в Кашине. Детей воспитывали в атмосфере родительской любви и им была внушена вера в Бога и завет жалеть обездоленных и помогать тем, кого жизнь не жаловала. Иван с младых ногтей смотрел на всех людей как на ему равных. Девяти лет мальчика отдали в обычное городское училище, которое обогатило Ванюшу помимо знаний ещё и живым чувством жалости к бедным соученикам и опытом самого справедливого отношения к тем, кто прилежно занимался в этой вполне рядовой школе грамотности. С 1893 по 1900 г. Ваня Манухин учится в Царскосельской классической гимназии, справедливо считавшейся лучшим казённым учебным заведением Петербургского учебного округа. Благоприятный отзыв о гимназии был дан родителям Вани их родственником В.Сутугиным, приват-доцентом Военно-медицинской академии по кафедре акушерства. Гимназию юноша, больше всего ценивший естествознание, окончил вполне успешно и мог претендовать на любой вуз по конкурсу аттестатов. С одобрения того же Сутугина была выбрана Императорская военно-медицинская академия, которая на свои кафедры, в клиники и лаборатории привлекала в те годы весь цвет русской медицины. Академия свято хранила и приумножала российские врачебные традиции и прививала учащейся молодёжи высокие идеалы, требуя от будущих эскулапов великодушия, аскетической нестяжательности и безоговорочного служения своему призванию. Добрым гением талантливого студента стал профессор С.Боткин – сын знаменитого клинициста лейб-медика С.Боткина. Свою первую статью, посвящённую белым кровяным тельцам, И.Манухин напечатал в знаменитом журнале «Русский врач» в 1908 г. Это стало стартом масштабного исследования о лейкоцитолизе, которое в дальнейшем привело к докторской диссертации.

Лечение Горького

Случилось так, что в начале 1913 г. лёгочным туберкулёзом заболела молодая жена Манухина Таня. Специалисты посоветовали ехать в солнечную Италию, где чета провела несколько месяцев. От одного знакомого Манухины узнали, что на Капри у самого популярного русского писателя того времени Максима Горького возникла тяжёлая вспышка его давнего недуга туберкулёза, и итальянские врачи считают его положение весьма серьёзным, если не безнадёжным. Обследовав Алексея Максимовича, жившего к тому времени на Капри уже семь лет, Манухин нашёл его в весьма удручённом состоянии – резко похудевшим, изнурённым мучительным кашлем, с высокой лихорадкой, с кровохарканьем и симптоматикой тяжёлого психоэмоционального состояния. Бледное лицо, частый донимавший пациента кашель и слышные на расстоянии хрипы в груди, исхудалая шея, красноватые пятна на щеках и потные ладони ясно указывали на то, что шансов на излечение практически нет. Общая обстановка в доме была подавленной, все пали духом. «Буду вашей очередной обезьяной... Лечите меня, пожалуйста!» – воскликнул Горький, прослушав рассказ доктора о его методе. Найден был в Неаполе рентгеновский аппарат и… метод Манухина оказал весьма благотворное влияние, удививший быстротой позитивных реакций организма знаменитого пациента. Вся общественность Неаполя с неослабным интересом следила за изменениями в состоянии здоровья писателя. Через два месяца лечения по методу Манухина тяжелейший недуг был побеждён: и у писателя, и у молодой супруги доктора Тани, также получавшей рентгенотерапию, возбудителя туберкулёза больше не обнаруживали. Все тревожные симптомы пропали бесследно!

Годы войны и мира

С началом Первой Мировой войны не подлежавший призыву на военную службу Манухин в стороне от нужд прикладной медицины не остался… Он едет в Киев и там не покладая рук трудится в лазарете на 150 коек вместе с супругой, полностью отказавшись от гонорара... Метод освещения селезёнки рентгеновскими лучами был апробирован на многих сотнях пациентов с инфекционными болезнями, что нашло отражение в фундаментальном научном труде Манухина «Самозащитная борьба организма», который, к сожалению, не опубликован до сегодняшнего дня и всё ещё ждёт своего издателя. Очень хорошие результаты были по лечению пациентов со столбняком – процент летальности с 80 упал до 30!

Доктор Манухин принял живейшее участие в организации Ассоциации для развития и распространения положительных наук и параллельно вёл неустанную работу по реальной помощи заключённым Петропавловской крепости, ещё недавно бывшим «сильными мира сего». Среди заключённых были министры-монархисты, чины из тайной полиции и жандармерии, лица, приближённые к царскому двору. Манухину удалось добиться для них некоторого улучшения питания, добавки к тюремному рациону молока и яиц и впоследствии освободить или перевести в лечебницы некоторых узников, здоровье коих было довольно тяжёлым, а состояние духа весьма удручённым. Особо много пришлось предпринимать действий в отношении освобождения А.Вырубовой – фрейлины императрицы Александры Фёдоровны. В дни Октябрьского переворота (как в ту пору именовали Октябрьскую революцию) Манухину довелось вести в качестве пациентов Трубецкого бастиона Петропавловской крепости арестованных членов Временного правительства. Для этого доктору пришлось стать членом Политического Красного Креста. Большинство больных арестантов Манухину удалось переправить в больницу знаменитой тюрьмы «Кресты», а для некоторых пациентов добиться освобождения…

Годы «военного коммунизма» (1919-1921) были очень непростыми для семьи доктора – хроническое недоедание, постоянная угроза квартирного уплотнения, стужа, бушевавшие «испанка» и сыпной тиф, аресты, расстрелы… Всё с огромным трудом и лишениями пережить удалось только благо-даря помнившему добро Горькому, который был у новой власти в фа-воре. Манухин работал в ту пору в Институте экспериментальной медицины в эпидемиологическом отделе вместе с замечательным профессором Даниилом Заболотным (1866-1929) – одним из основоположников отечественной научной эпидемиологии. К весне 1920 г. желание выехать в Европу у Манухина превратилось в идею фикс – стало совершенно ясно, что «золотые цепи» советской привилегированности в ужасной атмосфере окружающей действительности доктору были глубоко не по нраву!

В эмиграции

Первое время после прибытия в столицу Франции, куда легально из «социалистического рая» никто ещё не приезжал, Манухины были нарасхват, они оказались в центре внимания не только эмигрантских кругов, но и ряда французских общественных организаций. К ним приезжали узнать о событиях в большевистской России и учёные, и работники искусства, и высокопоставленные военные, и видные журналисты и университетские профессора… Хорошо принял Ивана Ивановича и Пастеровский институт. В постреволюционное время в нём трудилось немало старых знакомых. Манухину было предложено применить метод освещения селезёнки рентгеновскими лучами у 25 больных одного из фтизиатрических учреждений Парижа, однако, несмотря на явные положительные результаты терапии, французские врачи, почуяв в русском докторе конкурента, высказали скептические замечания и встретили его метод холодно-официально...

У врачей-коммерсантов с их фантастической жадностью и стремлением к саморекламе этот русский вполне мог отобрать кусок хлеба! Результаты экспериментальной и клинической работы И.Манухина были просто положены под сукно… Нашлась, правда, некая организация деловых людей, предложившая миллион франков за то, чтобы открытие Манухина полностью перешло в её владение. Предлагалось организовать специальный институт, в котором Иван Иванович будет обучать своему методу состоятельных медиков из европейских клиник и читать лекции о лейкоцитолизе. Продать своё сокровище за «30 сребреников» русский доктор отказался! Мыкаться с открытием и превосходным, доказанным практикой методом исцеления от туберкулёза и других тяжёлых патологических состояний придётся ещё долго, поскольку врачебная оппозиция во Франции в штыки встретила доктора, который покушался на самое святое – на доходы медицинского сословия! Каждый больной, прибывавший в клиники и на курорты, оставлял довольно кругленький капиталец и кормил таким образом хирургов, терапевтов, ортопедов, рентгенологов, массажистов, лаборантов, аптекарей, не считая владельцев отелей и продовольственных лавчонок...

Это был тяжёлый и мучительный период в жизни Манухина, поскольку очень трудно было сводить концы с концами из-за безжалостной конкуренции французских врачей, не брезговавших откровенными инсинуациями и злобными нападками на метод, отбиравший у них кусок хлеба… Ушёл из жизни великий доктор в ночь с 13 на 14 декабря 1959 г. Супруга Татьяна Ивановна пережила его на 2,5 года. Чета похоронена на знаменитом кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. Когда оценим?

Я глубоко убеждён, что когда-нибудь об Иване Манухине широко заговорят, снимут фильмы, выпустят книгу о неустанной его деятельности. Очень точно сказала о докторе Зинаида Гиппиус, высоко ценившая интеллигентность, честность и человеческую хрупкость своего доброго знакомого. В своих дневниках 1919 г. она писала о враче от Бога, который «с великим страданием, со стиснутыми зубами нёс чугунный крест жизни». В удивительной судьбе этого гениального врача, учёного-исследователя и гражданина, нравственные качества коего были эталоном для современников, как в капле воды отразились бесконечные утраты России, которая в годы революционных потрясений лишилась многих уникальных, в том числе и в области медицины, талантов.

Николай ПЕРЕСАДИН, профессор, Рига.

Источник


Возврат к списку

Подпишитесь
на рассылку

Периодически мы будем присылать Вам свежие статьи из библиотеки, а также делиться практическими советами.