Отраслевые итоги високосного года

Отраслевые итоги високосного года

У новогоднего порога невольно оглядываюсь назад и пытаюсь вспомнить, чем был примечателен нынешний год для отечественного здравоохранения. Волей-неволей констатируешь, что, словно в унисон «славной» традиции, разговоров было больше, нежели реальных дел. На многие вопросы мы так и не получили долгожданных ответов. Более того, список вопросов только расширился. Тем не менее, было сделано тоже немало. Это и завершение реформ столичного сегмента отрасли, и активизация населения на борьбу с ВИЧ-инфекцией, и модификации последипломного медицинского образования в виде упразднения обучения в интернатуре, и акцент на первичное звено оказания медпомощи… 
Газетной полосы явно не хватит даже на банальное перечисление всего того, что делалось или, по крайней мере, обозначалось под грифом «важно» в сфере медицины и здравоохранения, а, как известно, от субъективного фактора уйти вряд ли кому удастся. Поэтому хочется остановиться лишь на некоторых вопросах, показавшихся наиболее дискутабельными и полемичными.

…А сыновья уходят в бой

Итак, интернатура осталась в прошлом. То, чего многие ожидали с весьма неоднозначными мыслями, – свершилось. Отныне для того чтобы работать в первичном звене достаточно окончить медвуз. Таким образом, подавляющие большинство выпускников безо всякой предшествующей подготовки, знакомящей молодых специалистов с клинической медициной как таковой, окажутся в поликлинике тет-а-тет с пациентами. Меня, как относительно недавнего выпускника-медика, этот отраслевой вопрос, пожалуй, волновал больше всех остальных. Тем не менее, видится полезным свою точку зрения на этот счёт приберечь, что называется, до лучших времён, предоставив слово нашим ведущим экспертам-клиницистам. Дело в том, что практически в каждом интервью с ними в течение минувшего года я, так или иначе, интересовался их отношением к данной реформе. Предлагаю на суд медицинского сообщества ответа корифеев врачебного дела на этот счёт.

Владимир ИВАШКИН – главный гастроэнтеролог Минздрава России, академик РАН: «Прежде чем приступить к самостоятельной деятельности, нужно побыть пару лет под присмотром более опытных коллег, выработать у себя принципы поведения врача, внутреннюю дисциплину, отточить клиническое мышление. Моё отношение к этой реформе – резко отрицательное, несмотря на приводимые доводы. Думаю, нам это аукнется в форме неверных диагнозов и неправильного лечения».

Рафаэль ОГАНОВ – почётный президент Российского кардиологического общества, академик РАН: «В процесс подготовки на последипломном этапе, по моему убеждению, необходимо включать ротацию молодых докторов между поликлиникой и стационаром, как это происходит в экономически развитых странах, где последипломное образование длится немногим короче дипломного. Это в значительной степени обеспечивает подготовку квалифицированных кадров. В этой связи отмена интернатуры мне представляется не слишком продуманным решением. Совершенно клинически неподкованный, свежеиспечённый специалист по окончании вуза сразу пустится в самостоятельное плавание по неизведанному океану клинической науки. Очевидно, что выпускник-медик должен в течение какого-то времени проработать под присмотром более опытных докторов».

Юрий БЕЛЕНКОВ – заведующий кафедрой госпитальной терапии Первого МГМУ им. И.М.Сеченова, академик РАН: «Логики я здесь не вижу. Это половинчатое решение. Очевидно, что практическая подготовка наших студентов за период обучения в вузе недостаточна для того чтобы приступать к самостоятельной работе».

Валентин МОИСЕЕВ – заведующий кафедрой факультетской терапии РУДН, академик РАН: «Сомневаюсь, что большинству нынешних студентов хватит практических навыков, полученных за 6 лет вузовского образования, для того чтобы самостоятельно работать безо всякой предшествующей подготовки».

Аркадий ВЁРТКИН – заведующий кафедрой терапии, клинической фармакологии скорой медицинской помощи МГМСУ им. А.И.Евдокимова, профессор: «Данное решение весьма неоднозначно. Я наблюдаю студентов практически ежедневно. Не могу сказать, что большинство из них прекрасно подготовлено, однако если создать на базе поликлиник университетские клиники, то выпускников, приходящих сразу по окончании вуза на участок, можно обучить полноценному клиническому подходу к практической работе».

Борис БАРТ – профессор кафедры поликлинической терапии РНИМУ им. Н.И.Пирогова, профессор: «Более неадекватного решения мне сложно припомнить. По всей видимости, «наверху» таким оригинальным способом решили «залатать» дыры в первичном звене».

Леонид ЛАЗЕБНИК – профессор кафедры поликлинической терапии МГМСУ, профессор: «Главное, что давала интернатура – умение подойти к больному. Мне кажется, что в настоящее время в медвузах далеко не всегда успевают обучить студента общению с пациентами».

Александр МЯСНИКОВ – главный врач ГБК №71 ДЗМ: «Это – окончательная деградация. Пускать вчерашних студентов в поликлиники – ещё больше ронять престиж врачебной специальности».

Комментарии, как говорится, излишни…

Вот такой рассеянный

Нобелевская премия по физиологии медицине в уходящем году была присуждена профессору Токийского технологического института (Япония) Ёсинори Осуми, объяснившему миру, как процесс аутофагии – переработки и реутилизации клеткой её компонентов, «отработавших своё». Найдёт ли данное открытие применение в клинической медицине? Эксперты полагают, что открытый японским учёным процесс поможет в лечении нейродегенративных заболеваний, самым распространённым из которых является рассеянный склероз (РС), в течение последних десятилетий расширивший не только свою географию, продвигаясь от северных стран к экватору, но и возрастные границы. Жертвами болезни, ранее характерной для людей в возрасте от 20 до 40 лет, всё чаще становятся дети и подростки. Согласно данным Минздрава России, за период 2012-2014 гг. распространённость этого коварного заболевания среди российских детей до 14 лет в среднем ежегодно прирастает на целых 24%, а количество выявленных новых случаев — на 34%.

         К сожалению, к настоящему времени нигде в мире нет лекарств, способных полностью избавить больного от РС. Однако существует поддерживающая терапия, которая может на 10-20 лет отодвинуть время наступления инвалидности для пациентов и дать возможность вести активный образ жизни, работать, создавать семью, рожать детей. «Если лечение будет вестись на регулярной основе, тем выше шансы снизить прогрессирование болезни и отодвинуть инвалидизацию», - сказал в Международный день РС, отмечающийся ежегодно во всём мире 27 мая, президент Российского комитета исследователей рассеянного склероза, профессор кафедры неврологии, нейрохирургии и медицинской генетики РНИМУ Алексей Бойко.

Главной сложностью в данном вопросе является высокая стоимость ПИТРС (препаратов, изменяющих течение РС). Годовой курс в среднем обходится россиянину в 400 тыс. рублей, что в условиях кризиса катастрофически неприемлемо. К счастью, как правило, государство оплачивает это лечение, однако в связи с всё новыми международными санкциями российская фарминдустрия переключилась на разработку отечественных ПИТРС. Главный вопрос состоит в их эффективности и безопасности. Будут ли они сравнимы с оригинальными? Иными словами, без должного лечения и, как следствие, оказаться тет-а-тет с инвалидизацией рискует остаться трудоспособная и социально активная прослойка российского населения, нанося тем самым существенный ущерб и без того, мягко говоря, не самой развитой экономике страны.

Кто знает, быть может 2018 г. будет объявлен Национальным годом по борьбе с РС? Как говорится, время покажет…

Говорим по-русски

Ни для кого не секрет, что российские учёные-клиницисты в своей массе пользуются не самым большим пиететом со стороны медицинской общественности экономически развитых стран. Причиной тому – как объективные, так и тенденциозные факторы. Однако кто бы ещё совсем недавно мог подумать, чтобы на международном конгрессе проводили целый день на русском языке? Миф – скажете вы? Тем не менее, вот уже второй год подряд такая казуистика происходит на Ежегодном конгрессе Европейского респираторного общества (ЕРС), куда в позапрошлом году было успешно интегрировано Российское респираторное общество. В минувшем году «Российский день» состоялся в Амстердаме, а в году нынешнем – в Лондоне.

«Это стало большим событием не только для нашей страны, но и для стран ЕС. «Российский» день можно считать успешным во всех отношениях, - с гордостью рассказывает главный терапевт-пульмонолог Минздрава России, академик РАН Александр Чучалин. - Весь цвет мировой пульмонологии, включая национальных лидеров, принял участие в этом мероприятии. Наша школа оказалась самой посещаемой в рамках состоявшегося конгресса. Второй год подряд руководство ЕРС буквально ошарашено нашим успехом в полном смысле этого слова. У нас намечены определённые шаги для дальнейшего развития отечественной пульмонологии. В частности, наши западные коллеги готовы пойти на то, чтобы в Москве открылся специальный тренинговый центр по подготовке молодых врачей при частичной их финансовой поддержке. В самое ближайшее время мы начнём готовить новое поколение докторов по модели Западной Европы. На мой взгляд, это очень большое достижение для нашей страны, переоценить которое не представляется возможным», - полагает эксперт.

Отцы и дети

В конце октября состоялись долгожданные выбор в РАН, о «медицинской составляющей» не сказать о которых не представляется возможным. Тем паче – на страницах главного профессионального издания. Главным сюжетом этого «шоу» стало интенсивное включение в списки членов академии детей местных старожилов. Только в отличие от бессмертного и актуального по сей день произведения незабвенного И.Тургенева в данном случае цели «отцов» и «детей» отнюдь не расходились. Более того, они были до неприличия синхронными.

Взять, к примеру, сына одного из главных внештатных специалистов Минздрава России, директора крупного федерального в 31 год ставшего членом-корреспондентом РАН. Генетическая подоплёка – налицо. И никакого стыда. При этом никто не спорит, что в 31 год можно добиться немалых успехов на поприще практической клинике (для этого необходимо буквально жить в клинике, а также регулярно перенимать опыт от старших коллег), но добиться чего-либо серьёзного в науке, 3-4 года назад окончив аспирантуру, представляется, по меньшей мере, маловероятным. В придачу – «юное дарование» возглавило ведущее клиническое подразделения центра, которое возглавляет отец. Наверняка, на общих основаниях и за счёт незаурядных клинических и организаторских способностей.

Ещё один пример. Совершенно аналогичный в плане должностей. Чтобы выбрать в члены-корреспонденты сына другого главного внештатного специалиста Минздрава России, директора федерального центра, занимающего должность заместителя директора в этом же учреждении, совершенно беззастенчиво был назначен отдельный «тур», по результатам которого всё произошло так, как и должно было быть по сценарию.
Примечательно, что все без исключения свежеиспечённые члены РАН – дети «академических мастодонтов» занимают административные должности ( по сути – те же чиновники от медицины), где и на лечебную деятельность особо времени нет, не говоря уже о научной. Однако кому это интересно? Здесь, как говорится, не до морально-этических норм. Цель – всеми возможными способами зацепиться за лакомый кусок. В данном случае – в виде учёного звания.

Некоторым из них «по дороге в академию» удалось ещё и обзавестись званием «Профессор РАН», появившимся в научном лексиконе и обиходе в начале уходящего года. «Необходимо использовать весь потенциал российских учёных. Именно в этой связи и возникла идея введения почётного звания «Профессор РАН» – создать сообщество относительно молодых учёных (до 50 лет), которые уже зарекомендовали себя как ценные и перспективные научные кадры, несмотря на отсутствие своих имён в списке членов большой академии. С присуждением данного учёного звания мы бы могли, не выбирая в РАН, получить их аффилиацию с членами академии и использовать профессиональный потенциал этих учёных в дальнейшем развитии отечественной науки», - заявил на этот счёт в интервью «МГ» проректор МГУ им. М.В.Ломоносова, академик РАН Алексей Хохлов.

Что характерно, Президент РФ В.Путин за год до выборов в РАН в письменном виде рекомендовал чиновникам и госслужащим не избираться в академию. Однако не все последовали совету главы государства, в связи с чем были уволены с госслужбы. В отличие от них глава федерального Минздрава Вероника Скворцова вняла призыву президента страны и даже не заявляла свою кандидатуру на участие в выборах.

…А вице-президент РАН, академик Иван Дедов в очередной раз не изменил своим принципам, отказавшись прокомментировать итоги выборов в академию всем без исключения СМИ...

Дмитрий ВОЛОДАРСКИЙ,
обозреватель «МГ»



Возврат к списку

Подпишитесь
на рассылку

Периодически мы будем присылать Вам свежие статьи из библиотеки, а также делиться практическими советами.